КАНА́КИ, ме­ла­но­но­во­ка­ле­дон­цы (са­мо­на­зва­ние – kanak, от га­вай­ско­го – че­ло­век), груп­па ме­ла­не­зий­ских на­ро­дов, ко­рен­ное на­се­ле­ние Но­вой Ка­ле­до­нии. Чис­лен­ность – около 105 тыс. чел. (2014, оцен­ка). Под­раз­де­ля­ют­ся на груп­пы: северную, южную и о-вов Луа­йо­те. Северные канаки вклю­ча­ют под­груп­пы: край­не се­вер­ную – ялаю (яз. нья­лаю), ку­мак, ча­ач, или мве­небенг, ньюа-бон­де (яз. юан­га), нджа­ве (ндья­ве) и др.; се­вер­ную – фвай, мва­ве­ке, бва­то и др.; цен­траль­ную – ча­му­хи, или ча­му­ки (яз. че­му­хи), па­ти (яз. паи­чи). Южные канаки вклю­ча­ют под­груп­пы: юж­ную – ад­жиё, или ан­дьиэ, оро­ве, ха­меа (яз. меа), ха­ра­чыы , ха­ра­гу­ре, или ара­ку­ре, и др.; край­не юж­ную – ду­беа, или дру­беа (яз. дум­беа), тайо, ка­по­не, или кве­ньи (яз. ну­меэ), ха­ме­ха (яз. меа) и др. На о-вах Лу­айо­те жи­вут де­ху, или ли­фу­ан (о-в Лифу), нен­го­не, или ма­ре (о-в Маре), иааи (о-в Увеа). Го­во­рят на язы­ках но­во­ка­ле­дон­ской под­груп­пы океанийских языков, на не­ко­то­рых су­ще­ст­ву­ет пись­мен­ность на ос­но­ве латинской гра­фи­ки, на ха­ра­чыы ве­дёт­ся пре­по­да­вание в на­чаль­ных шко­лах, на паи­чи и ан­дьиэ – так­же в сред­них учеб­ных за­ве­де­ни­ях, андьиэ слу­жит язы­ком бо­го­слу­же­ния и ре­гио­наль­ным язы­ком. Рас­про­стра­нён так­же франц. язык. Свыше 50% канаков – ка­то­ли­ки, ос­таль­ные про­тес­тан­ты.

Но­вая Ка­ле­до­ния бы­ла за­се­ле­на но­си­те­ля­ми куль­ту­ры Лапита в середине 2-го тыс. до н. э. Позже туда стали переселяться меланезийцы. К середине 19 в. на­счи­ты­ва­лось 40–50 пле­мён (ка­ж­дое по 500–2000 чел.). Первый контакт с европейцами в 1774 г. (англичане). Н. Н. Миклухо-Маклай посетил Новую Каледонию и о-в Лифу в 1979 г. В своих дневниках он зафиксировал ценные сведения по культуре канаков. Зем­ле­де­лие у канаков бы­ло бо­лее раз­ви­то, чем у других меланезийцев, прак­ти­ко­ва­лись ир­ри­га­ция и тер­ра­си­ро­ва­ние гор­ных скло­нов. Осн. куль­ту­ры – ямс и та­ро; вы­ра­щи­ва­ли так­же ба­на­ны, ко­ко­со­вую паль­му и др. В до­кон­такт­ный пе­ри­од от­сут­ст­вова­ли сви­ньи и со­ба­ки. Бы­ли раз­ви­ты гон­чар­ст­во (в т. ч. со­су­ды с рель­еф­ны­ми изо­бра­жения­ми че­ло­ве­че­ских ма­сок и яще­риц) и резь­ба по де­ре­ву. Для ри­ту­аль­ных ма­сок ха­рак­тер­ны силь­но мо­де­ли­ро­ван­ный нос и от­кры­тый рот с дву­мя ря­да­ми зу­бов. У северных канаков мас­ка ино­гда со­еди­ня­лась с на­кид­кой с впле­тён­ны­ми перь­я­ми. Име­лись пат­ри­ли­ней­ные ро­ды и фрат­рии. Ши­ро­кое рас­про­ст­ра­не­ние име­ли авун­ку­лат и осо­бые от­но­ше­ния вну­ков с де­да­ми и баб­ка­ми. На­се­ле­ние де­ли­лось на знать и ря­до­вых об­щин­ни­ков. Су­ще­ст­во­ва­ли муж­ские до­ма, раз­ви­тый эти­кет, сис­те­ма та­бу, иерар­хия во­ж­дей. Власть во­ж­дя пе­ре­да­ва­лась по муж­ской ли­нии, ог­ра­ни­чи­ва­лась со­ве­том зна­ти. Ав­то­ри­тет во­ж­дя во мно­гом за­висел от его ора­тор­ских спо­соб­но­стей, ему при­пи­сы­ва­лось об­ла­да­ние без­лич­ной сверхъ­ес­те­ст­вен­ной си­лой (оро). Ат­ри­бу­та­ми во­ж­дя бы­ли круг­лая хи­жи­на с вы­со­кой кры­шей с рез­ным шпи­лем, це­ре­мо­ни­аль­ный то­пор с неф­ри­то­вым лез­ви­ем (о ко­но, бо­улаи­би бо­ун­бо­ут), ра­ко­вин­ные день­ги (ми). Сре­ди во­ж­дей бы­ли рас­про­стра­не­ны ри­ту­аль­ный кан­ни­ба­лизм и по­ли­ги­ния. Умер­шие вер­хов­ные во­ж­ди обо­же­ст­в­ля­лись. Важ­ную роль иг­ра­ли на­след­ст­вен­ные жре­цы. Прак­ти­ко­ва­лась та­туи­ров­ка.

Современные канаки силь­но ак­куль­ту­ри­ро­ва­ны. Мно­гие жи­вут в го­ро­дах, по­лу­ча­ют выс­шее об­ра­зо­ва­ние, пред­став­ле­ны в ор­га­нах вла­сти.

 

И. В. Чининов

к.и.н., научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований ИЭА РАН

 

Меню