Новая Гвинея стала известна европейцам с 1526 г., когда ее северо-западное побережье посетил португалец Жоржи ди Менезиш. Однако на протяжении трех столетий этот остров фактически оставался «тайной землей» для западного мира, несмотря на то, что его берега неоднократно посещались европейскими мореплавателями. Только с XIX столетия начинаются более обстоятельные географические исследования Новой Гвинеи, но что касается ее обитателей, то подлинное их изучение началось с путешествий великого русского ученого и гуманиста Николая Николаевича Миклухо-Маклая. 20 сентября 1871 г. он высадился на берегу залива Астролябия в северо-восточной части острова (этот участок побережья впоследствии получил название Берег  Маклая).

Первыми папуасами, с которыми познакомился русский путешественник были бонгуанцы – сравнительно небольшая этническая группа, проживающая сейчас в трех деревнях: Бонгу, Горенду и Гумбу. Свой этноним эти папуасы получили по названию самой большой их деревни. И Миклухо-Маклай был первым представителем западного мира, которого повстречали бонгуанцы, в то время еще жившие в «каменном веке». В общей сложности, Миклухо-Маклай провел среди бонгуанцев 30 месяцев, в течение которых ему удалось весьма подробно описать их культуру, традиции и хозяйственный быт, а также представить внешнему миру подлинных папуасов, развеяв нелепые слухи и небылицы о них, бытовавшие тогда в западном обществе. После плодотворной научной деятельности русского ученого на Берегу Маклая, бонгуанцы стали привлекать внимание и других исследователей.

В 1884 г. на северо-востоке Новой Гвинеи был поднят германский флаг. Непосредственным организатором этого захвата был немецкий путешественник и этнограф Отто Финш, который проводил также и научные исследования в этом районе острова. В 1888 – 1983 гг. он издал две книги: Finsch O. Samoafahrten. Reisen in Kaiser Wilhelms-Land und Englisch-Neu-Guinea in den Jahren 1844 u. 1885 an Bord des Deutschen Dampfers «Samoa», Leipzig, 1888; Finsch O. Ethnologische Erfahrungen und Belegstüke aus der Südsee, Wien, 1893. В них содержится материал и о жителях Бонгу. Широко использовав те немногие статьи, которые Николай Николаевич Миклухо-Маклай успел опубликовать до своей смерти, О. Финш открыто признал, что русскому ученому и путешественнику «суждено было больше, чем кому бы то ни было, рассказать о земле и людях того берега, который носит его имя… и который он изучил лучше, чем кто-либо из белых людей до или после него».

В 1901 г. вышла в свет книга служащего монопольной Новогвинейской компании Людвига Биро: Beschreibender Catalog der ethnographischen Sammlung Ludwig Biro`s aus Deutschen-Neu-Guinea (Astrolabe-Bai), Budapest, 1901. В сочинениях Финша и книги Биро  содержатся ценные сведения о традиционной культуре бонгуанцев, а также отдельные наблюдения над их хозяйством и социальной организацией. В этих книгах сообщаются также некоторые подробности появления немецких колониальных властей на Берегу Маклая.

В 1909 г. была опубликована работа «Грамматика и словарь языка бонгу» (Hanke A. Grammatik und Vokabularium der Bongu-Sprache, Berlin, 1909), написанная немецким миссионером А. Ханке, который 11 лет прожил в этих местах. Как сообщает сам автор, книга предназначалась в качестве пособия для миссионеров, колониальных чиновников и прочих белых, поселившихся на Берегу Маклая. Несовершенная в методическом отношении, работа эта, однако, существенно дополняет языковой материал, собранный Миклухо-Маклаем, и, кроме того, содержит интересные комментарии этнографического характера и несколько образцов бонгуанского фольклора. В предисловии и комментариях к книге говорится о первых последствиях взаимодействия папуасов и колониальных властей, в том числе о смертоносных эпидемиях оспы и дизентерии, свирепствовавших в конце 80-х – начале 90-х годов XIX столетия на Берегу Маклая, а также о захвате крупных массивов плодородных земель, что вынудило жителей деревень Горенду и Гумбу переселиться в Бонгу.

Интересный сравнительный материал можно найти в изданной в 1899 году книге немецкого врача Б. Хагена, служившего в Новогвинейской компании, посвященной жителям деревни Богати (Богадьим), расположенной в 10 км от Бонгу (Hagen B. Unter den Papuas, Wiesbaden, 1899.). Он также собрал по просьбе Д. Н. Анучина, первого серьезного биографа русского путешественника, воспоминания о нем папуасов Берега Маклая (Хаген Б. Воспоминания о Н. Н. Миклухо-Маклае у жителей бухты Астролябии на Новой Гвинее, – «Землеведение», 1903, кн. II – III). Язык и фольклор обитателей близлежащего островка Билбил (Били-Били), где бывал Н. Н. Миклухо-Маклай, изучал в начале XX века немецкий лингвист О. Демпвольф (Dempwolff O.Sagen und Märchen aus Bilibili, – «Baessler-Archiv», Bd 1, 1911).

В результате Первой мировой войны северо-восточная часть Новой Гвинеи перешла под управление Австралии В 20 – 30-х годах XX в. этнографические исследования там почти не проводились. Только по окончании Второй мировой войны началось активное изучение народов Новой Гвинеи австралийскими, американскими и западноевропейскими исследователями. Но и в послевоенный период Берег Маклая остался, по образному выражению немецкого этнографа К. Шмитца «пасынком этнографии» (Schmitz C. A. Zur Ethnologie der Rai-Küste in Neuguinea, – «Anthropos», Bd 54, 1954, №№1 – 2). Правда, еще в 1953 г. в этом районе начал свои изыскания австралийский этнограф и религиовед П. Лоуренс. Он вел полевую работу среди гариа, нгаинг и среди коренного населения района города Маданг. В 1964 г. Лоуренс изложил основные результаты своих исследований в монографии, посвященной истории синкретических культов в этой районе (Lawrence P. Road Belong Cargo. A Study of the Cargo Movement in the Southern Madang Disrtict, New Guinea, Melbourne, 1964). В книге Лоуренса не раз упоминается Бонгу. Но сам он в этой деревне, скорее всего, не бывал и пользовался сведениями о ней, извлеченными из разных источников, в том числе из рассказов своих папуасских информаторов. Что же касается К. Шмитца, то он в 1955 – 1956 гг. проводил исследования в горах Финистерр и в прибрежной деревне Билиаи и лишь проездом останавливался в Бонгу. В статье о некоторых этнографических проблемах Берега Рай (так стал теперь именоваться Берег Маклая) он только по одному вопросу ссылается на информацию, полученную в этой деревне.

В 1971 г. в Бонгу побывали советские ученые. Шестой рейс научно-исследовательского судна «Дмитрий Менделеев» был посвящен двойной годовщине: столетию со дня первой высадки в Бонгу Н.Н. Миклухо-Маклая и 125-летию со дня его рождения.

Интересный сравнительный материал можно найти в изданной в 1899 году книге немецкого врача Б. Хагена, служившего в Новогвинейской компании, посвященной жителям деревни Богати (Богадьим), расположенной в 10 км от Бонгу (Hagen B. Unter den Papuas, Wiesbaden, 1899.). Он также собрал по просьбе Д. Н. Анучина, первого серьезного биографа русского путешественника, воспоминания о нем папуасов Берега Маклая (Хаген Б. Воспоминания о Н. Н. Миклухо-Маклае у жителей бухты Астролябии на Новой Гвинее, – «Землеведение», 1903, кн. II – III). Язык и фольклор обитателей близлежащего островка Билбил (Били-Били), где бывал Н. Н. Миклухо-Маклай, изучал в начале XX века немецкий лингвист О. Демпвольф (Dempwolff O.Sagen und Märchen aus Bilibili, – «Baessler-Archiv», Bd 1, 1911).

В результате Первой мировой войны северо-восточная часть Новой Гвинеи перешла под управление Австралии В 20 – 30-х годах XX в. этнографические исследования там почти не проводились. Только по окончании Второй мировой войны началось активное изучение народов Новой Гвинеи австралийскими, американскими и западноевропейскими исследователями. Но и в послевоенный период Берег Маклая остался, по образному выражению немецкого этнографа К. Шмитца «пасынком этнографии» (Schmitz C. A. Zur Ethnologie der Rai-Küste in Neuguinea, – «Anthropos», Bd 54, 1954, №№1 – 2). Правда, еще в 1953 г. в этом районе начал свои изыскания австралийский этнограф и религиовед П. Лоуренс. Он вел полевую работу среди гариа, нгаинг и среди коренного населения района города Маданг. В 1964 г. Лоуренс изложил основные результаты своих исследований в монографии, посвященной истории синкретических культов в этой районе (Lawrence P. Road Belong Cargo. A Study of the Cargo Movement in the Southern Madang Disrtict, New Guinea, Melbourne, 1964). В книге Лоуренса не раз упоминается Бонгу. Но сам он в этой деревне, скорее всего, не бывал и пользовался сведениями о ней, извлеченными из разных источников, в том числе из рассказов своих папуасских информаторов. Что же касается К. Шмитца, то он в 1955 – 1956 гг. проводил исследования в горах Финистерр и в прибрежной деревне Билиаи и лишь проездом останавливался в Бонгу. В статье о некоторых этнографических проблемах Берега Рай (так стал теперь именоваться Берег Маклая) он только по одному вопросу ссылается на информацию, полученную в этой деревне.

В 1971 г. в Бонгу побывали советские ученые. Шестой рейс научно-исследовательского судна «Дмитрий Менделеев» был посвящен двойной годовщине: столетию со дня первой высадки в Бонгу Н.Н. Миклухо-Маклая и 125-летию со дня его рождения.

Этнографический отряд экспедиции, который на протяжении 4 дней проводил полномасштабные этнографические и антропологические исследования в Бонгу, состоял из восьми ученых: Д. Д. Тумаркин (начальник отряда), В. Н. Басилов, Н. А. Бутинов, М. В. Крюков, Н. М. Гиренко, О.М. Павловский, Б. Н. Путилов, И. М. Меликсетова. Кроме того, к отряду были прикомандированы кинодокументалисты В. Г. Рыклин и А. Н. Попов. В ходе полевой работы советские ученые установили, что бонгуанцы сохранили многие основные черты своей самобытной культуры, а колониально-капиталистические порядки и элементы западной культуры были наложены на традиционный уклад жизни. Так, основой хозяйства оставались подсечно-огневое земледелие и рыболовство. Прежними были земледельческие орудия труда (деревянный кол – саб и деревянная лопатка – удья саб), широко распространены циновки из пальмовых листьев, посуда из дерева и скорлупы кокоса, а также глиняные горшки, которые, как и при Маклае, бонгуанцы приобретали в прибрежной деревни Били-Били (в XIX в. Она находилась на одноименном островке). На рыбную ловлю жители Бонгу выходили в традиционных лодках-долбленках с аутригером, но, при этом, использовали железные рыболовные крючки, а наконечники бамбуковых острог изготовляли из гвоздей.

С другой стороны, были в широком употреблении металлические топоры, пилы и ножи, одежда европейского покроя из покупных тканей, использовались керосиновые лампы (когда были в наличии деньги на керосин). Староста деревни располагал транзисторным приемником. Основным источником денежных поступлений была продажа австралийским скупщикам копры. Христианство было принято бонгуанцами только поверхностно и причудливо переплеталось с традиционными верованиями; встречались в деревне и адепты одного из культов карго. Кроме того, отечественные исследователи убедились в том, что пребывание в Бонгу Н. Н. Миклухо-Маклая оставило большой и глубокий след в сознании местного населения. Здесь узнают о нем с детства, так как рассказы о тамо русс передаются от отца к сыну, из поколения в поколение. Пожилые бонгуанцы, а также приверженцы культа карго все еще считали его сверхъестественным существом. Некоторые молодые люди, учившиеся в школе, по-видимому, уже не обожествляли Маклая, но и для них он был человек из легенды – таинственный, могущественный и необычайно добрый.

Научные результаты этой экспедиции были довольно значительными. Они были подробно освещены в многочисленных статьях и, особенно, в коллективной монографии членов этнографического отряда (На Берегу Маклая. Этнографические очерки. М. «Наука», 1975).

Эта монография и по сей день является своеобразной энциклопедией по этнографии и физической антропологии бонгуанцев. В ней авторами весьма детально описываются материальная культура (В. Н. Басилов), хозяйственный уклад (Д. Д. Тумаркин), некоторые аспекты социальной организации (Н. А. Бутинов), система родства (М. В. Крюков) песенно-музыкальный фольклор (Б. Н. Путилов), антропологические особенности бонгуанцев (О. М. Павловский), школьное образование (И. М. Меликсетова), местное самоуправление (Д. Д. Тумаркин) и лингвистическая ситуация в деревне (Н. А. Бутинов, Н. М. Гиренко). Отдельная статья посвящена центрам гончарного производства в этом районе острова – деревням Ябоб и Билбил (Н. А. Бутинов).

В 1977 г. состоялся XVIII экспедиционный рейс судна «Дмитрий Менделеев», во время которого советские ученые снова посетили деревню Бонгу. На этот раз этнографический отряд пребывал там 5 дней и включал пятерых членов: Д.Д. Тумаркин (начальник отряда), В. Н. Басилов, И. М. Меликсетова, Е. Н. Кальщиков, В. Н. Шамшуров. Как в предыдущий раз к отряду были присоединены кинодокументалисты В. Г. Рыклин и А. Н. Попов. Кроме того, были включены художники М. Л. Плахова и Б. В. Алексеев (супружеская пара).

В течение этого времени советские исследователи также собрали обширный материал по культуре и быту бонгуанцев. Например, в сфере сельского хозяйства Д. Д. Тумаркин зафиксировал очень важный элемент: сеть оросительных каналов, проходящих между огородными участками. По этим каналам дождевая вода, стекая по склону холма, скапливалась в небольшом пруду. Бонгуанцы сообщили, что эти оросительные каналы существует здесь с незапамятных времен. Об этой примитивной ирригационной системе, не характерной для жителей северо-восточной части Новой Гвинеи, ничего не говорится у Миклухо-Маклая, а в 1971 г. советские ученые ее не обнаружили, так как не осматривали огороды. Результаты этих полевых этнографических работ также отражены в статьях членов отряда, опубликованные в различных журналах. М. Л. Плахова и Б. В. Алексеев  привезли из экспедиции не только картины и рисунки, но и подробные дневники, опираясь на которые выпустили интересную, увлекательно написанную книгу (Плахова М. Л., Алексеев Б. Л. Океания далекая и близкая. Путевой дневник художников. М. «Наука», 1981). В ней уделено много внимания работе этнографов.

В завершении необходимо отметить, что в настоящее время интерес к бонгуанским традициям и культуре в нашей стране получило новое развитие. В сентябре 2017 г. Фондом им. Миклухо-Маклая была организована и проведена научно-исследовательская экспедиция на Берег Маклая.

По ее результатам в 2018 г. уже вышла в свет хорошо иллюстрированная научно-популярная книга «Путешествие на Берег Маклая» https://mikluho-maclay.ru/glavnaya/journey-to-coast-maclay/ (составитель , автор– Н. Н. Миклухо-Маклай (потомок и тезка русского ученого), научный консультант – И. В. Чининов), а также в октябре 2018 года будет опубликована научная статья И. В. Чининова, посвященная материальной культуре жителей деревень Горенду и Бонгу. В дальнейшем планируются новые исследования в этом направлении.
                                                                                              Игорь Чининов
                                                                         кандидат исторических наук
       научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований
      Института этнологии и антропологии РАН
10 августа завершился Третий национальный телекинофорум «Родные тропы». Напоминаем, что Фонд им. Миклухо-Маклая принимал в нем участие в качестве конкурсанта с фильмом «Наследие Миклухо-Маклая» в номинации «ЛУЧШАЯ ПРОГРАММА О МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ ДРУЖБЕ» и заслужено получил специальную награду!
Хотим выразить слова благодарности всем организаторам и конкурсантам, а также поздравить победителей!
На фото Тарасов Владимир Борисович, директор Московского дома национальностей, вручает награду режиссёру фильма Николаю Миклухо-Маклаю.

Ссылка на фильм: https://www.youtube.com/watch?v=bUBvCgWuKr4

#maclayfoundation #миклухомаклай #родныетропы #наследиеМиклухоМаклая#Москва

Меню