В сентябре 2017 года Фондом имени Миклухо-Маклая была организована экспедиция на Берег Маклая, в состав которой вошли два ученых-этнолога: Я, Чининов Игорь Викторович, научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, и Лебедева Арина Александровна, научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого. Для меня участие в этой экспедиции имело огромное значение по двум причинам: во-первых, это была моя первая поездка в океанийский регион, которым я занимаюсь всю свою жизнь. Во-вторых, последними нашими соотечественниками, проводившими на Берегу Маклая обстоятельные полевые исследования, были члены советской экспедиции 1977 г. После них, в силу определенных политических обстоятельств образовался 40-летний информационный вакуум относительно сохранности и трансформаций культурных традиций папуасов-бонгу.

Согласно плану экспедиционных работ, нам предстояло провести неделю в деревне Горенду, где я и Лебедева должны были изучать различные стороны быта и культуры бонгуанцев (в настоящее время бонгуанцы проживают, как и во времена Маклая, в трех деревнях: Бонгу, Горенду и Гумбу). В мою задачу входило исследование материальной культуры, включавшей постройки, одежду, украшения, предметы домашнего обихода, музыкальные инструменты и др.

16 сентября был для меня весьма знаменательным днем: тогда я впервые (вместе с другими участниками экспедиции) высадился на мысе Гарагасси, недалеко от Горенду. Наше прибытие произвело невероятный фурор на местных жителей: около 3 тысяч человек (самых разных возрастов, от едва научившихся ходить детей до глубоких стариков) собралось на берегу, чтобы воочию лицезреть как к ним в гости прибывают  из далекой страны Маклая. Такого грандиозного события у них не происходило на памяти живущих. Однако приглядевшись внимательно к столпившимся на берегу папуасам меня на время постигло сильное разочарование: многие молодые девушки и юноши снимали нашу высадку на камеры смартфонов и планшетов. Я подумал, что изучать в этих краях традиционную культуру уже нельзя, так как, от нее, скорее всего, ничего не осталось. Поэтому первым моим желанием после увиденного, было развернуться, сесть на судно (на котором мы прибыли) и уехать обратно.

К большому счастью, спустя некоторое время я полностью изменил свое мнение, когда стал погружаться в среду окружавшего нас экзотического мира. Бонгуанцы оказали нам великолепный прием: было много песен, танцев, а главное, они разыграли театрализованную пантомиму встречи Миклухо-Маклая с Туем (в роли Маклая был его потомок и организатор экспедиции – Николай Николаевич Миклухо-Маклай IV), что свидетельствовало о прекрасной сохранности в их устных преданиях образа великого русского путешественника.Мыс Гарагасси, Папуа-Новая ГвинеяПраздничная встреча экспедиции, сентябрь 2017Ближе к вечеру, когда празднества подошли к концу, всю нашу группу сопроводили в деревню Горенду, где нам предстояло проживать в одной из семейных хижин, любезно предоставленной одной очень гостеприимной папуасской семьей.  Со следующего дня у нас начались собственно полевые исследования. Первое, что бросается в глаза при посещении местных папуасских деревень (деревню Бонгу я посетил позже, и был там всего пару часов), так это устойчивая традиция при возведении построек. Почти все семейные хижины, мужские дома (боджоу) и одиночные хижины сооружаются по-прежнему исключительно из природных материалов. Кровля покрывается листьями саговой пальмы, стены изготавливаются из расщепленных стволов бамбука, а сами постройки возводятся на сваях (эта традиция появилась на Берегу Маклая на рубеже XIX и XX вв., по одной из версий, под влиянием миссионеров). Сами строения сильно варьируют по своим размерам, но конструктивные особенности у них одинаковые.

Семейные хижины имеют несколько жилых комнат, хозяйственный отсек (в нашей хижине она выполняла роль кухни) и веранду. Правда, домашняя утварь почти полностью современная, и именно здесь больше всего ощущаются внешние влияния: металлическая и даже фарфоровая посуда, пластиковые тазы и ведра, металлические ложки и ножи, электрические фонарики и др. Смартфоны и планшеты, которыми обладают многие (особенно молодые) люди, подзаряжают при помощи солнечных батарей, так как электричества в деревнях нет. Но даже в этой сфере еще можно встретить традиционные предметы обихода, которыми папуасы охотно пользуются в повседневной жизни. Это плетеные сумки и циновки, а также глиняные горшки. Последние особо ценятся, как и в стародавние времена. Их по-прежнему изготавливают жители деревни Билбил (ранее располагалась на одноименном островке вблизи новогвинейского побережья, а сейчас она находится непосредственно на берегу), расположенной примерно в 20 км севернее Горенду. В прошлом, билбилцы активно торговали своими гончарными изделиями почти по всему побережью Берега Маклая, но и сейчас многие жители различных деревень приобретают билбилские горшки для хозяйственных нужд. Кроме того, эти горшки хорошо скупают туристы. Мне и другим членам экспедиции удалось ненадолго побывать в этой деревне и воочию наблюдать производство этих горшков женщинами-гончарами.

В повседневной жизни бонгуанцы носят одежду современного типа. У мужчин преобладают рубашки, футболки и шорты, женщины ходят преимущественно в длинных платьях (пожилые и женщины среднего возраста) или шортах и футболках (некоторые молодые девушки). Если раньше мужчины отращивали длинные волосы, а женщины коротко стриглись, то сейчас все обстоит наоборот: женщины, как правило, волосы не стригут, а мужчины в основном коротко подстрижены (хотя и здесь бывают исключения). Плетеные браслеты (сагю) являются непременным атрибутом как мужчин, так и женщин. Во время праздничных мероприятий папуасы полностью преображаются, надевая традиционные набедренные повязки (мужчины), юбки из растительных волокон (женщины), различные украшения из перьев, раковин и семян.

Конечно, сейчас уже не увидеть тех роскошных перьевых головных украшений, которые запечатлены на фотографиях  советских экспедиций 70-хх гг, но даже без них танцующие в традиционных нарядах мужчины и женщины представляют весьма красочное зрелище. Детей с раннего детства приобщают к культурным традициям; существует несколько особых детских групп, исполняющих аутентичные песни и танцы. Именно это обстоятельство красноречиво говорит о бережном отношении папуасов к своим традициям. Из музыкальных инструментов непременно используются деревянные ручные барабаны (окамы) в форме песочных часов, которыми мужчины аккомпанируют во время танцев, а также используют при песнопениях во время вечернего досуга. Сигнальные раковины и горизонтальные деревянные сигнальные гонги (барум) также играют большую роль во время различных общественных событий в деревне. Правда, в Горенду барум не сохранился, но они есть в Бонгу (один экземпляр) и Гумбу (два экземпляра).Сцена встречи Туя с МаклаемХижина, где размещалась экспедицияСемейная хижинаИз домашних животных в настоящее время держат только кур и собак. Раньше разводили также свиней, но с недавних пор они от них избавились, так как свиньи вытаптывали посевы. Во времена Маклая собак также употребляли в пищу, но позже миссионеры наложили на это строгий запрет.

Основным источником питания для бонгуанцев служат продукты сельского хозяйства: таро, ямс, батат, кокосовая пальма, бананы, сахарный тростник. Из нововведений Миклухо-Маклая сейчас широко используют папайю. Из традиционных одурманивающих средств раньше употребляли каву и бетель. Но если напиток кава сейчас отошел в прошлое, то жевательную смесь бетель активно употребляют как мужчины, так и женщины (ранее женщинам это было запрещено). Кстати, своей первый опыт жевания бетеля я приобрел именно благодаря одной молодой даме, которая с удовольствием меня угостила этой смесью.

Также немаловажную роль для папуасов-бонгу играют рыболовство и охота. Ловить рыбу они выходят в море на деревянных лодках с балансиром, вмещающих от двух до четырех человек. Охотятся в основном на птиц и диких свиней. Если в прежние времена на диких свиней охотились всей общиной, то сейчас в каждой деревне существует только один специализированный охотник на этих животных, причем охотятся диких свиней исключительно с большими копьями. Мне посчастливилось участвовать в одной такой охоте в последний день своего пребывания в Горенду. Охотник на диких свиней Ялла взял меня с собой на охоту в качестве сопровождающего, снабдив длинным копьем с бамбуковым древком и металлическим наконечником (его копье было полностью металлическим). С ним было еще три охотничьих собаки, которые были специально натасканы для охоты на диких свиней. Нам предстояло углубиться в лесную чащу примерно на 2 км от деревни. Ялла рассказывал, что в этих местах большое изобилие диких свиней, но они прячутся, когда солнце заходит высоко. Растительность была такой густой, что охотник шел впереди и прорубал дорогу при помощи мачете. К счастью для свиней, нам не удалось их обнаружить (как потом выяснилось, мы выступили на охоту слишком поздно), но зато Ялла показал мне участок девственно первичного тропического леса, называемого Джахунди, что лежит на территории деревни Горенду. Пребывание в этих первобытных джунглях оставило неизгладимое впечатление. Кроме того, Ялла оказался весьма ценным информантом, и поведал мне много интересных  деталей о традиционной культуре бонгуанцев.

Для меня стало приятным открытием, что традиционные религиозные представления полностью не исчезли под влиянием прозелитической деятельности христианских миссионеров. Так, по-прежнему функционируют возрастные инициации юношей, которые проводятся в особой хижине для инициаций (тамотал), расположенной в лесной чаще, и в которую, как и раньше запрещен доступ женщинам и непосвященным юношам. Несколько молодых людей говорили мне, что являются язычниками, т.е., тем самым, полностью отрицали христианское вероучение. Среди населения в целом сохранилась вера в колдунов и их сверхъестественные способности, причем колдуны, по местным представлениям, проживают в деревнях, расположенных в районе хребта Бисмарка в глубине острова, так как сами жители Горенду от своих колдунов избавились.

Недельное пребывание на Берегу Маклая позволила мне собрать немало ценного материала, а также сделать определенные выводы. Традиционная культура бонгуанцев, несмотря на все изменения, не ушла полностью в прошлое. Многие ее элементы устойчиво сохраняются всеми поколениями папуасов, так как у них присутствует прекрасное понимание, что только благодаря бережному отношению к наследию своих предков они остаются самими собой, как своеобразная этнокультурная группа среди сотен других разнообразных групп, населяющих огромную Новую Гвинею.

 
Игорь Чининов,
эксперт Фонда им. Миклухо-Маклая, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН, участник
Папуасы в праздничном облаченииГотовящиеся на костре бананы и корнеплодыДеревня Бонгу, Папуа-Новая Гвинея

Меню