Введение
Советские экспедиции в Океанию 1971 и 1977 г. были призваны решать задачи в различных областях науки, в том числе и в области этнографии. В их состав входили отряды квалифицированных ученых-этнографов, под руководством Даниила Давидовича Тумаркина, одной из задач которых изучить эволюцию культурных традиций океанийских народов.
Справка об Океании
Океания – это уникальный регион в южной части Тихого океана, где располагается более 25 тысяч островов общей площадью более 8 млн. кв. Несмотря на то, что изначально масштабы Океании кажутся сравнительно небольшими, сам регион простирается от берегов Австралии до Южноамериканского континента как мы видим данном слайде. Говоря о масштабах региона, для более детального представления важно отметить, что самое крупное государство Океании, Папуа-Новая Гвинея, сопоставимо по размерам с Германией.
В Океании расположены 13 независимых государств, куда входит Папуа-Новая Гвинея, Вануату, Соломоновы Острова, и примерно столько же самоуправляющихся территорий,
принадлежащих Австралии, Новой Зеландии, Франции и США.
Считается, что еще 60 тыс. лет назад острова Океании практически не были заселены, но ученые сходятся во мнении, что происхождение океанийских народов берет свое начало из Юго-Восточной Азии.
Океанию принято делить на три историко-культурных ареала: Меланезию, Микронезию и Полинезию.
Меланезию населяют 11 млн. чел. и в ней располагается Папуа–Новая Гвинея, В Полинезии проживают 700 тысяч, а в Микронезии около 500 (пятисот) тысяч человек. Кстати говоря, в Микронезии расположено самое маленькое государство океанийского региона – под названием Науру, оно простирается на 17 км в длину и 15 в ширину, с населением около 10 тыс. чел.
Предыстория
Уже в середине 1920-х годов в СССР стали выдвигаться планы по продолжению научных исследований народов Океании. Однако из-за политических проблем, а затем начавшейся Великой Отечественной войны, все работы в этом направлении были прекращены.
В 1966 г. в небольшой портовый город Маданг, располагающийся на северо-востоке Новой Гвинеи, для пополнения припасов зашло научно-исследовательское судно (Далее – НИС) «Витязь». Этнографов на борту судна не было, но его штурман, член Русского географического общества В.О. Гурецкий, попытался добраться на машине в деревню Бонгу, где в XIX в. проводил исследования выдающийся русский ученый гуманист и путешественник Н.Н. Миклухо-Маклай. Грунтовая дорога, проложенная вдоль побережья, была размыта тропическими ливнями, но всё же удача улыбнулась В.О. Гурецкому, и он встретил в Маданге американского миссионера Дика Хейтера, который и рассказал советскому штурману, что местные жители хорошо помнят Н.Н. Миклухо-Маклая. Важно отметить, что северо-восточная часть о-ва Новая Гвинея также называется Берегом Маклая, по праву первого европейца, ступившего на эту землю.
В 1970 г. «Витязь» снова прибыл к Берегу Маклая и зашел на несколько часов в бухту Константина (вблизи от его берега расположена деревня Бонгу). На мысе Гарагасси, где располагалась хижина Миклухо-Маклая, участники экспедиции установили обелиск, посвященный пребыванию в этих краях русского путешественника.
Ход первой советской экспедиции (1971 г.)
Уже 1971 г. на Берегу Маклая и островах Океании исследования проводили советские этнографы. Шестой рейс НИС «Дмитрий Менделеев» был посвящен двойной годовщине: столетию со дня первой высадки в Бонгу Миклухо-Маклая и 125-летию со дня его рождения. Более того, это был первый выезд советских этнографов в Океанию, а руководил им член Института этнографии Академии Наук СССР им. Н. Н. Миклухо-Маклая Даниил Давидович Тумаркин.
В 1971 г. северо-восточная Новая Гвинея еще была подопечной территорией Австралии, но уже началась подготовка к созданию независимого государства Папуа – Новая Гвинея. 8 июля «Дмитрий Менделеев» зашел в порт г. Маданг, располагающийся как раз на Берегу Маклая примерно в 30 км от деревни Бонгу, а в полдень 9 июля экспедиция достигла залива Астролябия. По свидетельствам Д.Д. Тумаркина, «Радостное волнение овладело всеми нами, когда показались места, хорошо знакомые по описаниям и рисункам Миклухо-Маклая».
Увидев советских ученых, на берегу Маклая начала собираться толпа, которая хмуро и настороженно смотрела на приближающуюся шлюпку. Её настроение изменилось, когда новогвинейцы услышали: «О тамо, кайе́! Га аба́тра си́мум» («О люди, здравствуйте! Мы с вами братья»). Обстоятельное знание местных языков произвело на бонгуанцев большое впечатление. Бонгуанцы также были крайне рады узнать, что советские ученые прибыли из таль Маклай («деревни Маклая»). Советским ученым пришлось употребить слово «таль», так как в местном языке не было слова, обозначающего страну или государство. Оказалось, что жители деревни сохранили добрую память о Миклухо-Маклае, он превратился в легендарную фигуру в местных преданиях.
Советские ученые объяснили островитянам, что хотят узнать, как теперь живут жители деревни Бонгу и рассказать об этом на родине Маклая, а бонгуанцы показали им представление о прибытии Маклая и старинные танцы, которые они собирались исполнить на празднике в честь 125-летия со дня рождения Н.Н. Миклухо-Маклая, на котором, кстати говоря, должны были собраться жители 50-ти окрестных деревень, а празднества продлиться несколько суток. Данный факт крайне обрадовал советских ученых, ведь подтвердился факт, что Миклухо-Маклая помнят не только в д. Бонгу, но и в других деревнях залива Астролябия. Также важно отметить, что в пантомиме о прибытии Миклухо-Маклая на Новую Гвинею, роль ученого по просьбе старейшины Каму исполнил капитан научно-исследовательского судна Михаил Васильевич Соболевский.
Задачи экспедиции:
• дать более широкое описание собранного Н.Н. Миклухо-Маклаем огромного фактического материала;
• выявить изменения, которые произошли в разных сторонах жизни бонгуанцев со времени пребывания там Н.Н. Миклухо-Маклая;
• сбор воспоминаний местных жителей о Н.Н. Миклухо-Маклае и поиск других следов его пребывания на Берегу Маклая.
В советском этнографическом отряде было 8 специалистов, подготовленных специально для работы в деревне Бонгу, каждый из которых собирал материал строго определенной проблематике. В то же время, каждый из них попутно интересовался более широким кругом вопросов, как бы страхуя своих товарищей. Каждый вечер устраивалась краткая «планерка», на которой подводились итоги сделанного и намечалась программа на следующий день.
Например, Даниил Тумаркин занимался изучением роли товарно-денежных отношений в современном хозяйстве бонгуанцев, их влияния на традиционный уклад, а также совместно с Ириной Меликсетовой изучил работу Совета местного управления залива Астролябия (выборный орган, созданный австралийской администрацией и действовавший под ее контролем) и местной начальной школы. Борис Путилов занимался сбором местного фольклора, Николай Бутинов и Николай Гиренко составлением списка «кварталов» д. Бонгу, подсчетом хижин и мужских домов, записью генеалогических данных, а также поиском поколения, лично знавшего Миклухо-Маклая. В один из дней экспедиции Николай Александрович Бутинов достал из портфеля копии портретов, сделанных Н.Н. Миклухо-Маклаем в XIX в., и старейший житель деревни Таног узнает на одном из них папуаса по имени Туй.
С каждым днем участники первой советской экспедиции в Океанию все более убеждались, что пребывание в Бонгу Н.Н. Миклухо-Маклая оставило большой и глубокий след в сознании местного населения. На Берегу Маклая узнают о нем с детства, так как рассказы о его пребывании в Новой Гвинее передаются от отца к сыну, из поколения в поколение.
В ходе экспедиции 1971 г. советские ученые проделали огромную работу: им удалось записать множество песен и мелодий жителей д. Бонгу, а также генеалогию местных жителей, чтобы найти поколение, лично знавшее Н.Н. Миклухо-Маклая. Также были собраны ценные сведения об основных занятиях жителей деревни и товарно-денежных отношениях; была изучена конструкция местных хижин и составлена опись имеющихся в ней предметов материальной культуры.
В ходе 4-х дневной полевой работы советские ученые также установили, что бонгуанцы сохранили многие основные черты своей самобытной культуры, а элементы западной культуры были наложены на традиционный уклад жизни. Основой их хозяйства оставались подсечно-огневое земледелие и рыболовство.
В 1971 г. советская экспедиция также провела исследования в различных уголках Меланезии и Микронезии. После Берега Маклая экспедиция посетила микронезийский остров Науру, архипелаг Вануату, Новую Каледонию, о-ва Фиджи, Самоа, Тувалу и Кирибати.
Отечественные ученые собрали богатый этнографический материал, а по результатам данной экспедиции был опубликован ряд научных статей и выпущена коллективная монография «На Берегу Маклая» (1975 г.), посвященная хозяйственному укладу, материальной культуре, языкам и антропологическому типу жителей деревни Бонгу.
Ход второй советской экспедиции (1977 г.)
За шесть лет с момента советской экспедиции 1971 г., в Океании произошли изменения, знаменующие конец эпохи колониализма, поэтому в 1977 г. вся работа советской экспедиции велась на островах, входящих в состав трех независимых стран – Папуа-Новой Гвинеи, Тонга и Фиджи.
В водах Папуа–Новой Гвинеи НИС «Дмитрий Менделеев» работало почти полтора месяца. За это время ученые побывали в ее столице, г. Порт-Морсби, портовых городах Маданг и Лаэ, Тробрианских островах, на Новой Ирландии и так далее. Также этнографический отряд провел исследования в деревне Бонгу на северо-востоке Папуа–Новой Гвинеи (который, как мы уже с вами знаем, носит название Берег Маклая), куда советские ученые прибыли утром 13 февраля 1977 г. Жители деревни приветствовали советских громкими возгласами, а среди встречавших был и старейший житель деревни – Таног.
Уже в первый день ученые заметили перемены, связанные с обретением Папуа–Новой Гвинеей государственной независимости. Так, днем на деревенской площади состоялось собрание жителей нескольких деревень, на котором обсуждались местные дела и предстоящие выборы в парламент страны. Два приезжих агитатора-новогвинейца растолковывали собравшимся особенности избирательной системы, отвечали на вопросы и призывали голосовать за свою партию: один за Пангу пати (Партия Папуа–Новой Гвинеи), другой – за Объединенную партию. Все разговоры велись на местном варианте пиджина – ток-писине.
Описание исследований:
• Даниил Тумаркин – изучением соотношения традиций и инноваций, новой конфигурации власти; выявление и запись легенд и преданий о Н.Н. Миклухо-Маклае.
• Владимир Басилов – исследованил архаических элементов культуры и социальной организации.
• Валерий Шамшу́ров – изучение социально-этнических и демографических аспектов современной на тот момент ситуации в ПНГ.
• Евгений Ка́льщиков – изучал измененяй в материальной культуре;и он же записывал на магнитофонную ленту традиционные песни и мелодии, звучание большого щелевого барабана (барум), который использовался для передачи коротких сообщений на значительные расстояния, или ручного барабана (окам), используемого при танцах.
• Ирина Меликсетова – исследовала проблемы просвещения и религиозной жизни.
В ходе экспедиции советским ученым удалось собрать сведения о 63 бонгуанских семьях, что составляло примерно 3/4 от их общего количества в деревне, а обследование 10-ти жилых домов показало, что у бонгуанцев появилось больше покупных вещей – одежды, посуды и т.д. Если в 1971 г. в деревне имелся только один радиоприемник, то в 1977 г. их насчитывалось более десятка. В быт также широко вошли электрические фонарики.
Кроме того, в процессе исследований была выявлена система оросительных каналов, проходящая между огородными участками бонгуанцев. По этим канавам дождевая вода, стекая по склону холма, скапливалась в небольшом пруду. Бонгуанцы сообщили, что эти оросительные канавы существуют здесь с незапамятных времен, но об этой ирригационной системе, не характерной для жителей северо-восточной части Новой Гвинеи, ничего не говорится у Н.Н. Миклухо-Маклая, а в 1971 г. советские ученые ее не обнаружили, так как не осматривали огороды.
После д. Бонгу, НИС «Дмитрий Менделеев» направилось к городу Лаэ – столице провинции Моробе, которая также расположена на северо-восточном побережье Папуа–Новой Гвинеи. Здесь судно простояло два дня, так как ожидало прибытия группы советских геологов и ботаников, которые из Бонгу отправились в горы с местными проводниками, чтобы затем по горному ущелью выйти к морю в окрестностях г. Лаэ. В результате, ученые успешно совершили эту научную экскурсию и в назначенное время прибыли в Лаэ с интересными образцами растений и горных пород.
Покинув Папуа – Новую Гвинею судно зашло в австралийский город Брисбен, а затем направилось к о-вам Фиджи и о-вам Тонга, где советские этнографы также собрали интересный этнографический материал.
На о-вах Тонга состоялась знаменательная встреча членов советской экспедиции с тонганским королем Тауфа’аха́у Тупо́у IV (1918 – 2006 гг.). У него было интересное хобби – коллекционирование русских балалаек. Поэтому начальник этнографического отряда Даниил Тумаркин приобрел в Москве концертную балалайку, а во время аудиенции у тонганского короля вручил ему красивый подарок, которым тот остался доволен.
Заключение
Таким образом, полевые работы советских этнографов на островах Океании в 70-х гг. прошлого столетия стали новым этапом в развитии отечественной этноокеанистики. Собранный в ходе экспедиций богатый этнографический материал помог по-новому взглянуть на ряд научных вопросов, а ученые-этнографы опубликовали множество статей по различным культурным аспектам, касающихся посещенных ими островов.
Лекция составлена на основе материалов научно-популярного издания «Россия и Океания. Исследования и путешествия россиян в XIX-XXI вв.», подготовленных кандидатом исторических наук, научным сотрудником Центра азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН И.В. Чининовым, в рамках образовательно-просветительского проекта «Россия и Океания (XIX-XXI вв.)» при поддержке Фонда президентских грантов, реализуемого Фондом им. Миклухо-Маклая.
Научно-популярное издание утверждено к печати Ученым советом Института востоковедения РАН (ФГБУН ИВ РАН)
Ответственный редактор: Н.Н.Миклухо-Маклай-младший
Научный редактор: д.и.н. профессор А.Я.Массов

Меню