Расчётное время чтения статьи – 7 минут

Н.Н. Миклухо-Маклай вошел в мировую и отечественную историю как выдающийся ученый, путешественник, мыслитель и общественный деятель. Как писал сам русский ученый: «Единственная цель моей жизни – польза и успех науки, и благо человечества».
Н.Н. Миклухо-Маклай, как натуралист широкого профиля, внес значительный вклад в самые различные научные дисциплины. В областях физической антропологии и этнологии можно справедливо утверждать, что именно Н. Н. Миклухо-Маклай «открыл» внешнему миру жителей северо-восточного побережья Новой Гвинеи (Берега Маклая), среди которых он прожил в общей сложности 30 месяцев. Проведя обстоятельное исследование их антропологического типа, материальной культуры, хозяйственного уклада и общественной жизни, Н.Н. Миклухо-Маклай доказал всему миру несостоятельность расистских взглядов некоторых европейских ученых. Более того, благодаря своему терпению, доброжелательности, отзывчивости и отваге русский ученый завоевал любовь и уважение новогвинейцев.
Как путешественник-естествоиспытатель, Н.Н. Миклухо-Маклай по праву вошел в историю не только как выдающийся этнограф, но и как зоолог, океанолог, вулканолог и метеоролог.
Исследования Мирового океана
 

Как биолог Николай Миклухо-Маклай был эволюционистом, хотя нигде себя таковым не афишировал и избегал рассуждений на теоретические темы. Так или иначе эволюционная точка зрения, убеждение в способности организмов, особенно низших, изменяться под воздействием внешних условий, видны во всех работах ученого, начиная от юношеских исследований губок и заканчивая изучением организации акул гетеродонтов.[1] Подобно большинству своих современников Миклухо-Маклай также высказывался в пользу наследственной передачи приобретенных особенностей.[2]

 

Интерес к вопросам океанологии у Миклухо-Маклая зародился еще в студенческие годы, во время его путешествия на Канарские острова в 1866 г. вместе с выдающимся ученым и основателем термина «экология» Э. Геккелем (1834-1919 гг.). Уже тогда Миклухо-Маклай понял, что нельзя изучать морские организмы, не изучая одновременно морскую среду, в которой эти организмы обитают.

 

В начале своей самостоятельной научной деятельности, в 1869 г., Миклухо-Маклай отправился на Красное море для изучения морских губок, в ходе которой отметил кардинальные различия донной фауны Красного и Средиземного морей, а также Индийского океана. Это явление Миклухо-Маклай объяснял резко повышенной температурой поверхностных и придонных вод Красного моря.[3] Действительно, температура придонных вод Красного моря (глубина ок. 2604 м) примерно равна 21,5°C, в то время как на такой же глубине в Средиземном море температура составляет 13–14°C, а в прилегающих районах Индийского океана – всего 3°C.[4] Как справедливо отметил выдающийся отечественный морской офицер и ученый Н.Н. Зубов, положение из научных трудов Миклухо-Маклая о том, что «только при точном определении температур воды и ее колебаний, плотности и состава ее, морских течений и соседства других организмов и вообще всех разнообразных географических и физиологических условий местности можно объяснить удовлетворительно, почему и каким путем развилась та или иная форма», сейчас общепринято в биологии моря и, в частности, в промысловой океанологии.[5]

В программу предполагаемых исследований во время путешествия на острова и прибрежья Тихого океана», которую Н.Н. Миклухо-Маклай представил в 1870 г. Императорскому русскому географическому обществу, был включен целый комплекс гидрологических исследований: изучение температуры воды на разных глубинах, вблизи берегов и в удаленных районах, исследование морских течений и прибрежных источников и т.д.

 

В свое первое путешествие на остров Новая Гвинея (1870-1872 гг.) Н.Н. Миклухо-Маклай отправился на корвете «Витязь», которым командовал Павел Николаевич Назимов. «Витязь» вышел из Кронштадта в октябре 1870 г. По прибытию в английский Портсмут, где Миклухо-Маклай получил от Английского адмиралтейства шесть диплотов с выемками для взятия проб грунта, 1000 морских сажень (1830 м) пятимиллиметрового лотлиня и два заказанных заранее глубоководных термометра Миллер-Казелла.[6]

 

Уже в феврале 1871 г. на переходе «Витязя» от Африки к Южной Америке во время штиля, Миклухо-Маклай стал первым в мире ученым, кто измерил температуру Атлантического океана на глубине 1830 метров. Температура оказалась равной 3,5°C, в то время как на поверхности моря она была равна 27,6°C.[7] На основе своих измерений глубинной температуры Н.Н. Миклухо-Маклай выдвинул предположение, что вода в глубинах океана находится в постоянном движении и что в океане существует обмен вод экваториальных и полярных. Также не исключено, что именно Миклухо-Маклай в своих дневниковых записях первым ввел научный оборот термин «климат океана», который широко применяется в наши дни.[8]

 

Для проверки гипотезы выдающего географа и натуралиста Александра фон Гумбольдта (1769-1859 гг.) о том, что температура поверхностных вод океана понижается по мере приближения к берегам, Н.Н. Миклухо-Маклай измерял поверхностные температуры океана при приближении к берегам Чили (бухта Консепсьон, Вальпараисо), к островам Пасхи, Мангарева, Таити, Самоа (о-в Уполу), Фиджи (о-в Ротума) и к Новой Ирландии (ныне входит в состав Папуа–Новой Гвинеи).
Метеорология и вулканология
В ходе экспедиций на северо-восточном побережье Новой Гвинеи, помимо основных своих работ по этнографии и биологии, Н.Н. Миклухо-Маклай проводил три раза в день метеорологические наблюдения, измерения температуры поверхностных вод, а также наблюдения за уровнем моря. Это были первые точные гидрометеорологические наблюдения в южной части Тихого океана!

В ходе второй экспедиции на Берег Маклая (1876 г.-1877 гг.) помимо этнографических исследований, Н.Н. Миклухо-Маклай собрал ценные сведения о землетрясениях в районе Берега Маклая, а также установил, что этот берег находится на большом расстоянии от береговой черты и «представляет не что иное, как выдвинутый из моря коралловый риф».

Выдающийся русский ученый также внес ценный вклад в область изучения физики атмосферы. Миклухо-Маклай в целом дал правильное описание накоплению облаков на вершинах гор: «во-первых, днем ветер гонит влажные слои воздуха к горам, где они, подымаясь, охлаждаются и образуют облака, сгущающиеся постепенно все более и более, по мере пребывания новых количеств свежего воздуха; во-вторых, ночью воздух над морем будучи теплее, чем над сушей, появляется ветер с берега, который постепенно уносит облака и открывает горы, которые бывают ясны только рано утром».Н.Н. Миклухо-Маклай в экспедиционном костюмеЭ. Геккель (слева) и Н.Н. Миклухо-Маклай (справа)Вид деревни Горенду на Берегу Маклая. Рисункок Н.Н. Миклухо-Маклая
Биологические станции
Миклухо-Маклай мечтал о том, чтобы весь земной шар был покрыт сетью биологических станций. Они должны были служить временным пристанищем для ученых: здесь они могли бы проводить эксперименты и исследования, собирать научный материал, а затем перемещаться на следующую станцию и так путешествовать по всему миру. Эту идею Миклухо-Маклай высказал в 1869 г. на II съезде русских естествоиспытателей и врачей в Москве. Идея была поддержана и съезд вынес решение об организации биологической станции на побережье Крыма – в Севастополе.[1] В 1871 г. – Севастопольская биологическая станция начала свою работу, став первой в России и Европе и третьей в мире. Эта станция существует по сей день, превратившись в крупное научное учреждение — Институт биологии южных морей А. О. Ковалевского РАН.

Более того, Н.Н. Миклухо-Маклай лично учредил первую биологическую станцию в южном полушарии – в Австралии. В общей сложности русский ученый прожил на Пятом континенте около 7 лет и впервые прибыл в Сидней в июле 1878 г. Состояние здоровья ученого требовало приостановки его путешествий по Новой Гвинее и тропическому поясу Земли и переселения хотя бы на время в страны с более умеренным климатом[2]. Более того, именно Сидней по своему географическому положению и по многим другим обстоятельствам, показался русскому ученому удобным для биологической станции[3], которую он основал в 1881 г. Согласно дневниковым записям ученого, «это был небольшой коттедж, состоявший из четырех рабочих комнат, где естествоиспытатели всех национальностей могли работать, не стесняя друг друга»[4]. Уже в 1883 г., вернувшись из России, Н.Н. Миклухо-Маклай на протяжении двух лет трудился на биологической станции в Уотсонс Бэй, где в частности изучал прибрежные воды Австралийского континента. Русский ученый рассматривал ее как «пример вполне международного научного учреждения, которое будет иметь большое значение биологических наук и прогресса их».[5]Побережье Берега Маклая«Сознание, что при путешествии подвигаешь науку, доставляет такое удовлетворение, что все трудности и неудобства пути казались пустяками. Единственною тенью являлось для меня в этом случае чувство недостаточности знаний». – Н.Н. Миклухо-Маклай

[divider height=”30″ style=”default” line=”default” themecolor=”1″]

Ссылки:

[1] Чининов И.В. Вклад Н.Н. Миклухо-Маклая в зоологию // Фонд им. Миклкухо-Маклая URL: https://mikluho-maclay.ru/vklad-n-n-mikluho-maklaya-v-zoologiyu/
[2] Там же.
[3] Зубов Н. Н. Отечественные мореплаватели – исследователи морей и океанов. М.: Государственное издательство географической литературы, 1954. – стр. 293
[4] Там же.
[5] Там же.
[6] Там же.
[7] Там же.
[8] Чининов И.В. Открытия Н.Н. Миклухо-Маклая // Фонд им. Миклухо-Маклая URL: https://mikluho-maclay.ru/otkrytiya-n-n-mikluho-maklaya/
[9] Чининов И.В. Вклад Н. Н. Миклухо-Маклая в вулканологию, метеорологию океанологию и геотермию // Фонд им. Миклухо-Маклая URL: https://mikluho-maclay.ru/vklad-n-n-mikluho-maklaya-v-vulkanologiyu-meteorologiyu-okeanologiyu-i-geotermiyu/
[10] Шевченко, Т. Первая в Европе биостанция появилась в Крыму благодаря путешественнику Миклухо-Маклаю // Крымская газета URL: https://gazetacrimea.ru/news/pervaya-v-evrope-biostanciya-poyavilas-v-krimy-blagodarya-pyteshestvenniky-miklyho-maklau-22518 © 2000-2020 “Крымская газета”
[11] Массов, А. Я. Н.Н. Миклухо-Маклай и развитие русско-австралийских связей // Историко-культурные связи народов Тихоокеанского бассейна: Маклаевские чтения, 2002-2006 гг. СПб: МАЭ РАН, 2006. – 83 стр.
[12] Миклухо-Маклай Н.Н. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Письма. Документы и материалы. М: Наука, 1996.
[13] Там же.
[14] Массов, А. Я. Н.Н. Миклухо-Маклай и развитие русско-австралийских связей // Историко-культурные связи народов Тихоокеанского бассейна: Маклаевские чтения, 2002-2006 гг. СПб: МАЭ РАН, 2006. – 86 стр.

Меню