В 1871 г. Н. Н. Миклухо-Маклай высадился на побережье залива Астролябия (северо-восток Новой Гвинеи), где начал этнографическое и антропологическое изучение местного населения. Папуасские и меланезийские народы этой части острова доселе не испытывали культурных влияний из других регионов мира, поэтому русскому ученому на многие месяцы удалось погрузиться в мир каменного века и собрать огромный материал по различным сторонам жизни папуасов, что внесло бесценный вклад в мировую этнологическую науку. Кроме того, Миклухо-Маклай был первым ученым-этнографом, проводившим длительные стационарные исследования в тропической зоне.

После колониального раздела острова Берегу Маклая (так стал называться обширный береговой участок залива Астролябия) уделялось сравнительно слабое внимание со стороны зарубежных этнографов. А информации о папуасах-бонгу (которых больше все изучал Миклухо-Маклай) в трудах западных исследователей было особенно мало. В 1971 – 1977 гг. на Берегу Маклая побывали две советские экспедиции, участники которых собрали обширный материал по материальной культуре, хозяйственному укладу, языку, социальной организации и антропологическому типу бонгуанцев, что во многом дополнило сведения, полученные Миклухо-Маклаем. К тому же, советские ученые выявили каким изменениям подвергся быт папуасов после почти столетнего периода контактов с западным миром.В сентябре 2017 г. на Берегу Маклая побывала российская экспедиция, организованная и проведенная Фондом сохранения этнокультурного наследия им. Миклухо-Маклая, в состав которой вошли двое этнологов из ИЭА РАН и Кунсткамеры. Они также собрали большой материал по современному состоянию бонгуанской культуры, которая во многом сохраняет прежние традиционные черты, несмотря на стремительное наступление мира цифровых технологий. Таким образом, три эпохи отечественного изучения культурных традиций папуасов-бонгу демонстрируют наглядный пример того, как небольшая этническая группа, еще 150 лет назад проживавшая в условиях первобытнообщинного строя, довольно быстро шагнула в современный мир, не утратив основ своего жизненного уклада. Таких примеров в мировой истории не так уж много, так как многие традиционные культуры, столкнувшись с передовым западным обществом, зачастую очень быстро разрушались и полностью исчезали. Пример пауасов-бонгу, в этой связи, представляет особый интерес не только для этнологов и социальных антропологов, но для специалистов из области истории, социологии, культорологии и политологии. Этнографические материалы, собранные отечественными учеными, могут также входить в различные учебные курсы для студентов гуманитарных вузов.

Более того, российским исследователям необходимо продолжать проведение полевых работ среди бонгуанцев, так как многие аспекты их современной культуры, общественного быта и хозяйственного уклада требуют более глубокого понимания, что поможет в решении ряда теоретических вопросов этнологической науки.

И. В. Чининов
к.и.н., научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований ИЭА РАН

Меню